2 min read

Что стало с Кеном Уилбером: почему крутейший философ конца XX века перестал пользоваться спросом?

Что стало с Кеном Уилбером: почему крутейший философ конца XX века перестал пользоваться спросом?

Американский философ Уилбер в свое время поразил меня как глубиной мысли, так и широтой материала, с которым он работал. Как философ, в 80е и 90е он написал кучу оч интересных книг, создал свое направление в психологии и философии и даже организовал институт.

Он редко брался за темы, которые не соединяли бы сразу кучу сложноженимых концепций: западный научный метод с восточной спиритуальностью, взаимодействие мускулинности/феминности и нашей тени, экологию с сексуальностью, интеллект с телесностью, конвенциональность с лидерством, юнгианство с дзеном и т.п.

Но что-то было не так: в Америке второй половины десятых годов, в которую я приехал, спрос на идеи и подходы Уилбера давно угас.

Интеллектуалы вспоминают Уилбера как чувака, который был популярен в 90е, но почему-то пропал с радаров. Психологи и коучи перешли на другие форматы и техники,  а многие идеи Уилбера были интегрированы кусочками то тут, то там. Институт его перестал пользоваться популярностью. Сам Уилбер заболел редким аутоимунным недугом и переехал из Калифорнии в Колорадо, где стал жить довольно скрытной жизнью, выдавая статьи в блог и публикуя по книге каждые несколько лет.

Оказалось, я не один озадачился вопросом, как такой талант перестал пользоваться популярностью. Марк Мэнсон, изветсный вам по его книге «The Subtle Art of Not Giving a Fuck», написал длинную и поучительную статью-исследование на эту тему.

Разобравшись в стремительном взлете Уилбера и его интегральной теории, Марк рассказывает, почему она потеряла популярность так же быстро, как приобрела:

«[С ростом популярности интегральной теории Уилбера] начали появляться критики, которые разобрали  теорию по кусочкам и нашли в ней много несоответствий. Многие указывали на крайне вольное понимание эволюционной биологии и спиритуальных теорий.

Ответ Уилбера своим критикам был по-детски задиристым и нехитрым: статьи в десятки страниц, с которых Уилбер поливал критиков, переходил на личности, не давал ответов на уже заданные вопросы и не отвечал на указанные несоответствия.

Когда раввина Марка Гафни, одного из идеологических сторонников и со-организаторов интегральных семинаров, признали виновным в сексуальном абьюзе в Израэле, Уилбер отказался хоть как-то от него отдалиться, чем вызвал много вопросов у публики.

Вместо этого, сторонники Уилбера начали все чаще разделять интллектуалов на мыслителей «первого порядка» (то есть, конвенциональных и экспертных) и «второго порядка» (пост-конвенциональных и продвинутых). Относя себя, естественно, ко второму типу, сторонники Уилбера стали обвинять своих противников в том, что они пытаются атаковать сложные аргументы из более высоких уровней развития эго, которые те попросту не понимают.

Хотя работы и теории Уилбера были многочисленны, они так и не прошли через хоть какие-то эксперименты или даже peer-review статьи коллег из академии.

Постепенно в глазах широкой публики Уилбер превратился из научного мужа с широкими духовными интересами в очередного шуточного представителя Нью-Эйджа.»

Похоже, этот обзор отвечает на вопрос, почему Уилбер перестал быть востребован.

В статье есть еще разные эпизоды из развития Интегрального института и интегрального движения, о которых я не знал раньше.

Вывод для меня: Уилбер предложил шикраный подход к интеграции разных сложных психо-духовных состояний, который я ценю за его ширину и глубину. Однако его теории не прошли тест временем и не смогли ответить на его вызовы. Вместо одной «обобщающей» теории появилось гораздо больше сфокусированных, детальных теорий, направленных отдельно на психологию, духовность, традиционный шаманизм, телесность, identity politics и т.п.