2 min read

Трунгпа, Блай и всякая дичь

Раньше мне говорили: «Вы такой странный». А сейчас все чаще слышу: «Вы такой опасный».

Хотели бы быть опасным?

Я хз, наверно нет. Но так получилось.

Четыре года назад я сидел в хандре и разобранности у себя дома в СФ и читал «Шамбалу» Чогьяма Трунгпы, стараясь нащупать в ней ту мудроту и опору, которая почему-то не находилась внутри.

Трунгпу называют «бэд боем» буддизма: он долго и муторно, через голод, обстрелы, страх, обморожения, слезы, поедание кожаных ремней и прочие неприятности выбирался из оккупированного КНР Тибета, добрался до Оксфорда в Англии, а потом и до Ванкувера и Калифорнии, где преподавал, пил, курил, приставал и вообще вел себя не как подобает духовному дону.

Но многие ему все прощали. Потому что Трунгпа привез с собой из Тибета невероятно понятную западному уху метафору буддизма.

Это ваджраяновская (тантрическая) история про «город солнца» Шамбалу: мифическое королевство, Элизиум, искомое состояние общества как системы в балансе.

В своей книге «Шамбала: священный путь воина» Трунгпа попробовал описать качества небесного королевства, а также спустить метафору на земной быт через четыре мощных тибетских архетипа для интеграции: тигр (скромность), лев (дерзость), гаруда (бесстрашие) и дракон (мягкая сила).

Книга начала играть со мной, мне явно хотелось играть с ней. Я начал исследовать тему дальше, и неожиданно для себя нащупал плоскость мужской инициации и мифопоэтического подхода, в который входит «Шамбала».

Я офигел. Я затаил дыхание. Я отложил рецепт на таблеточки.

Суть «мифопоэтики» в том, что там коллективное бессознательное сперва распаковывается как набор мемов или метафор, затем реализуется через обряды и инициацию, а дальше интегрируется через поддержку сообщества и ментора.

Моим компасом и главным призом в этой одиссее стал Iron John («Железный Ганс»). Это книга Роберта Блая про инициацию мужчин. До сих пор я не читал и не слышал ничего более впечатляющего, чем этот короткий анализ древнегерманской сказки в применении к системе «Мальчик → Мужчина». Эту книгу я рекомендую всем, особенно мМ, кому такой переход почему-то стал нужен.

У Блая в 250 страницах столько древней мудроты, что я даже не буду пытаться ее раскрыть. Проще прочитать всю книгу.

Больше всего мне понравился мета-тезис, что опасность так же важна для перехода в зрелость, как безопасность, которую неистово ищет незрелое.

Опасность не моргая смотрит в конец пути, в неминуемую пропасть смерти. Безопасность умоляюще смотрит в начало, в уютную утробу матери.

Что нужно для интеграции этой полярности?

Ответ удивил меня: дикое начало.

Дикое начало — это архетип, субличность, метафора дикого мужика или дикой женщины внутри каждого парня и девушки.

У Блая дикое зовут Iron John. Он небрит, волосат и вонюч, живет на дне болота в лесу и питается невинными телятами, которые забрели в чащу. Ему насрать на ваши обиды на маму, отношения с отцом, бернауты на работе, общественный договор и этический кодекс.

Он живет в гармонии со своим красным архаическим началом и с природой, в которой есть все, что ему нужно: дремучий лес, цветущее болото, чистый воздух, аппетитная телятина.

В обществе его боятся, но сделать ничего не могут. Попытки поймать и ограничить Джона неминуемо заканчиваются а) страданиями ограничителей и б) побегом Джона из уготованных ему рамок.

Ему сильно, вольно и классно в своей животной природе. А еще он спокойно и не моргая смотрит в пропасть в конце пути.

(Если хотите увидеть Джона в современной поп-культуре, пересмотрите «Бойцовский клуб» или включите «Кровосток»).

Проблема перехода в зрелость, по Блаю, заключается в том, что в обществе стало слишком уютно, слишком принято смотреть только в начало пути. Однако без интеграции дикого этот уют неминуемо превращается в тревожность, вялость, нервозность, подавленность, инфантилизм и нерешительность.

Блай как бы говорит нам: «Хотите сделать что-то крутое и плюнуть в вечность? Сперва постойте на ее краю не моргая».

Что делать и как быть расскажу не я, а ваш локальный мужской или женский круг.

А я пойду поем аппетитной телятины.