2 min read

Секты и сообщества, часть 1

Одно из слов, которые я часто слышу — это «секта». Когда-то оно значило что-то плохое и деструктивное, но постепенно обросло нормкором.

Лет десять назад Оля Маркес дала название SEKTA своей популярной школе про здоровый образ жизни, совершенно не сектантской по сути.

Сектами стали называть любые тусовки, в которых есть сплочённость и чувство belonging.

Но лично мне всё хотелось разобраться: а что отличает деструктивную секту от здорового сообщества?

Я пошёл к трём разным приятелям, каждый из которых имел непосредственное отношение к религиозным сектам: кто-то в них состоял в детстве, кто-то искал в них что-то взрослым, кто-то изучал как антрополог.

Из разговоров с ними возникло определение, которое мне максимально понятно, и ряд качеств, свойственных сектам. Расскажу о них ниже.

Секта — это организация (не обязательно религиозная) с сильным признаком сообщества, каким-то недоступным всем знанием и деструктивными свойствами для личности участника.

Как распознать секту. Чек-лист из 10 пунктов:

🔸 Закрытость, эксклюзивность. Вступая и занимаясь какой-то деятельностью внутри секты, участник постепенно отделяется от внешней среды/общества, которое чего-то не понимает или не вкуривает.

🔸 Иерархичность/авторитарность структуры. Лидерам секты, силой различных обстоятельств, достались особые способности или знания. Считывая этот сигнал, участники приходят в секту замещать свой дефицит (общности, любви, смысла, поддержки и т.п.). Чаще всего это происходит как раз через лидеров по принципу «сверху-вниз», «родитель-ребенок», «мастер-подмастерье», «пастор-паства» и т.п.

🔸 Тайное знание. Лидеры, обладающие тайным знанием, часто не отвечают напрямую на вопросы и возражения, аппелируя к вере в процесс или в сверхъестественное, к ритуалам, к традиции, к недоступности знания из-за другого уровня понимания участника и т.п.

🔸 Признание. Секта очень часто хочет почтения и признания собственной важности. Участники помогают секте обрести это признание через своё внимание, захваченность процессами, вовлечённость в деятельность.

🔸 Уязвимость участника. Участники часто приходят в секту в ситуации уязвимости, в сложных психоэмоциональных состояниях, на основе которых может возникать скрытая манипуляция. Как правило, её крайне трудно отследить самому участнику, но она часто видна его окружению (семье/друзьям/близким).

🔸 (Скрытая) манипулятивность. Интересы сообщества в секте важнее личных, и постепенно участие и лояльность становятся важнее свободы личного выбора, которая постулировалась на входе в секту.

🔸 Одобрение. Интерпретации знания или практик делятся на одобряемые и неодобряемые. Одобряемые практики превращаются в ритуалы (единственно верный порядок действий). Неодобряемые практики, желания и развитие вне секты не поощряются и часто караются.

🔸 Мышление внутреннего дефицита. Фокус на негативе и нехватке (внутренней и внешней) приводит к страху участников оказаться вне секты, где нехватки, несостоятельности и энтропии будет ещё больше.

🔸 Мышление внешней угрозы. Внешняя угроза — почти всегда вымышленная — подавляет желание участников делать личные выборы, которые могут привести к выходу из безопасной среды секты.

🔸 Поляризация. Сектам свойственно вводить разделение на «своих» и «чужих».  Логические нестыковки и сомнения, высказываемые участниками, упираются либо в вопрос веры и лояльности («ты свой»), либо в страх исключения из группы («ты чужой» = остракизм, шейминг).

Понимая эти принципы, можно избежать участия в деструктивных сектах; понять, если что-то в сообществе идёт не так; а также увидеть свойства здорового сообщества.

О них в следующей части.