2 min read

Системы на минималках, часть 1

Что общего у психолого-философов Шварца, Стоуна, Янга, Хеллингера, Уолинна, Роуана, Мате, Уайз, Эрли?

Думаю, им были бы очень интересны ваши отношения с отцом, обиды на маму, душевные терзания и бернауты на работе. Но не так, как вы думаете.

Эти ребята хотели бы говорить о системах. Как если представить, что практически все, что с вами происходит во внешнем мире, есть результат взаимодействий некой системы в вас, о которой вы ничего не знаете.

Они бы сказали, что в любом человеке есть динамическая система из субличностей. Возможно, они бы захотели познакомить вас с вашей внутренней системой —  такой командой, общиной, семьей или бродячим цирком, в котором есть разные акторы с разными ролями.

Кто-то из них управляет вашим шоу и сидит в кресле программного директора. Кто-то включается в экстремальных ситуациях. Кто-то стесняется, как если надо сказать слово «хуй» в публичном поле.

Кто-то затюкан и пристыжен,  тихонечко страдая в углу. Кто-то  с ухмылкой пишет странные тексты в интернете, когда труппа отошла на обед. Кто-то хочет флиртовать и шалить, шлет дикпики и нудс в безучастную вечность.

Кто-то стоит в тени, как серый кардинал и не выходит на сцену. Кто-то достигает статуса и денег. Кто-то наблюдает за всем этим цирком изнутри, одновременно им и являясь.

«Все как в обычной семье.» — скажут вам. — «Когда все счастливы — то одинаково, когда несчастны — то по-разному.»

И тут психолого-философы могли бы познакомить вас чуть ближе со свойствами сложных систем типа семьи, цирка, организма, компании, общества.

Они бы сказали: «Смотри, ты наверно думаешь, что система хочет роста или развития. Но это не так.»

Система хочет разворачиваться. Как лист из почки, плод из утробы, отношения из дейтинга, образ из актера, дружба из приятельства, сообщество из тусовочки.

И что вы на этот процесс разворачивания (unfolding) можете повлиять.

Система не имеет особой цели, просто живет себе и разворачивается. А вот части системы имеют свои желания и намерения, часто противоречивые. Когда противоречий много, начинается «проект “Разгром”», как в Бойцовском клубе, как Кали-юга в индуизме.

Система не держит рамку, она уходит в нересур. Это энтропия, хаос, рассинхрон, разъеб.

Когда части в согласии, система делает свои дела и просто есть-тут. Это состояние называют по-разному: гармонией, благостью, счастьем, преисполненностью, недуальностью, ниббаной, балансом.

(Мифолог Джозеф Кэмпбелл наставлял: «Follow your bliss», и сдаётся мне, он имел в виду именно этот bliss.)

Части системы имеют свои намерения, адженды. Когда они противопоставлены, возникают крайности и полярности.

Это все отражается во внешнем мире как перепады, необдуманные поступки, зависимости, крайности.

Иногда части слепливаются и переплетаются друг с другом. Часто их не понять, не отделив. Иногда это проявляется в созависимостях и неразборчивости: в целях, людях, решениях.

У каждой части свой нарратив, своя работа (как в jobs-to-be-done). Они стараются делать работу хорошо — как им позволяет текущее понимание, их текущие степени свободы.

Части могут защищать систему, порой неуклюже, и в итоге делать всей системе дурно. Части могут надевать роли спасателей, агрессоров и жертв. Части могут драться, сраться и обижаться. Все как в обычной семье.

«Части офигенны», — скажут психолого-философы.

«Части да, а вот вы какие-то сектанты»,можете подумать вы.

И будете правы. Части называют внутренними голосами, архетипами, субперсонами, субличностями, демонами, сущностями. Заучит по-сектантски.

Самое странное, что скажут психолого-философы: что со сложными внутренними системами очень просто работать.

Для этого нужно:
🔸 внимание,
🔸 слова,
🔸 время.

Внимание позволяет частям узнать себя в моменте, осознать свою значимость.

Слова (логос) позволяют разворачивать беседу-нарратив, апдейтить состояния частей, передавать сообщение от одной части к другой.

Время нужно на интеграцию частей и переход из предыдущего состояния в новое.

«Все как в обычной семье», — скажут эти психолого-философы. А может быть, ничего такого не скажут.