2 min read

Мойша и мокша

Согласно Завету, Моисей был спасен от неминуемой гибели путём погружения в суперпозицию.

Дело было так. В Древнем Египте один фараон был лютым параноиком и приказал убить всех еврейских мальчиков. Мотивация? Хеджировать риски, что иудеи станут разваливать славное египетское царство по методичке сверху (спойлер: методичка сверху действительно была, об этом дальше).

Так себе идея, если честно, но вот с завидной регулярностью какой-нибудь умник что-то такое придумывает: что греческий Кронос, что иудейская Гофолия, что британский Артур, что футурамский Бендер.

Сказано — сделано. Младенцев стали стремительно уничтожать.

Мать иудейского мальчика Моисея была поставлена перед выбором: или не подчиниться фараону (смерть себе и сыну), или убить сына. И как чёткая еврейская мама, она выбрала смешную третью опцию: положила младенца в корзинку и отправила её плыть по Нилу.

(В этот момент я подумал, что Шрёдингер был далеко не первым, кто поместил беззащитное существо в коробку, представляя, что оно одновременно и живо, и мертво, и что это нормально. Плывущий в корзинке по реке грудной младенец мало чем отличается от котика в ящике, отравленного-и-неотравленного изотопом одновременно.)

По иронии судьбы корзинку с Моисеем подобрала дочь фараона и усыновила малыша. То есть, Моисей стал внуком своего преследователя и сыном своего спасителя. Неплохой тройнячок для семейных расстановок.

Когда Моисей вырос, он осознал масштаб притеснения своих соплеменников. Как-то раз в порыве злости он заколол египетского надсмотрщика, который жестоко наказывал израильтянина.

Чтобы избежать казни, Моисею пришлось дать драпака из Египта. Он оказался в землях мадианитян — кочевников-цыган с Синайского полуострова.

Однажды Моисей шел по своим синайским делам, никого не трогая, и увидел горящий куст. Куст был в суперпозиции: он сгорал-и-не-сгорал одновременно. Когда Моисей подошел поближе, ему позвонили из администрации Б-га.

Б-г провёл с Моисеем установочную сессию, объяснил, что его карма — быть не жертвой, но спасителем, и попросил его поехать в Египет, посмотреть на шпили-вили-пирамиды, и заодно освободить израильтян. Обещал дать поддержку с воздуха и методичку.

Моисей подумал и немедля завербовался. В Египте его кураторы помогли с рядом подрывных мероприятий. Было и превращение вод Нила в кровь, и нашествия жаб, мошек, мух и саранчи, и различные кожно-нарывные диверсии, и прочая дичь.

Египетский Фараон понял, что пора отпускать заложников-израильтян. Моисей начал выводить соплеменников из Египта. Вскоре ограниченный контингент достиг горы Синай, где Моисей получил, наконец, методичку в виде скрижалей.

Развернув, он увидел шифровку:
1. Я — Г-сподь, Б-г твой
2. Да не будет у тебя других богов
3. Не произноси Имени Г-спода, Б-га твоего, попусту
4. Помни день субботний
5. Чти отца своего и мать свою
6. Не убий
7. Не прелюбодействуй
8. Не укради
9. Не ложносвидетельствуй
10. Не домогайся

Дальше что-то пошло не так: Моисей и иудеи напутали с маршрутом, рассердили Б-га, и из-за этого их путешествие по синайской пустыне растянулось на целых 40 лет. Эпичная история — как трип Одиссея в Итаку, или когда один мой друг получал визу, чтобы вернуться в Штаты.

Кстати, когда Моисей отправился в свой поход, ему было 80 лет, и еще 40 лет он провел, плутая, но оставаясь верным Б-гу и себе. Хорошая история, чтобы вспомнить, когда кто-то жалуется, что заплутал по жизни и который год не может расплутаться.

Перед самым заходом израильтян на Землю Обетованную, Б-г позвал Мойшу на Небо (название горы на территории нынешней Иордании) и показал кой-че.

Благостный и благодарный, Моисей вошёл в мокшу, после чего немедля умер.

Мораль истории? Воспринимать сложности как естественную часть жизни, оставаться верными себе и своим ценностям, помнить про отдых и саббатикал, звонить родителям почаще, не доёбываться и не душнить, поменьше трахать чужих жён/мужей, по возможности не мочить никого, не решать вопросы геноцидом (всё равно прилетит откуда не ждёшь), чаще бывать в суперпозиции, слушать горящие кусты и каналы с чёрными дырами на аватарке