2 min read

На каком языке делать пэшен-продукт, если вы говорите более чем на одном

Слышал за несколько раз за последние пару дней вопрос: «Почему делаешь новые проекты на русском».

Ответ не в том, что не уверен в английском, а скорее в том, что европеская и особенно восточно-европейская культура и менталитет как-то ближе и понятнее.

1. Чем более «интимный» продукт на масштабе хочешь создать, тем более важным становится фактор понимания среды, менталитета, способа принимать решения.

В англоязычной среде необходимо искать общий знаменатель, который часто оказывается в области других ценностей, чем в Восточной Европе.

Например, почти все образовательные продукты, что я проходил за последние 2 года на английском, транслировались через идею «перформативности», то есть из базовой предпосылки, что «с помощью нашего продукта или услуги получится стать быстрее-выше-сильнее-результативнее».

Почему-то нет такого ощущения в русскоязычной среде (или это какое-то мое искажение, которое я себе создал и в упор не замечаю). И не оч хочется его создавать специально.

2. Давно стало понятно (а с пандемией стало вообще очевидно), что мир живет теперь пузырями (bubbles), а не странами.

В пузыре, который ты создаешь, будучи технологическим предпринимателем или продакт-менеджером или кем угодно, будут люди, которые могут жить где угодно, но с которыми ты себя ассоциируешь.

Для меня лично ассоциация с ролью стала иметь меньшее значение, чем ассоциация с ценностями. А еще в какой-то момент появилась ассоциация с языком и культурой (точнее, стала важнее, чем была раньше).

Появился запрос на то, чтобы работать с людьми, которые видели и понимают разные культуры — так гораздо интереснее.

Те, кто проходят «Аутентичную коммуникацию» хотят работать с теми, кто ее тоже прошел — потому что общих классных фильтров общения становится больше, а совместная работа интереснее.

Или дургой пример: продакт-менеджер из Минска, который переехал в Украину и делает продукт на американский рынок при прочих равных будет мне интересней американца, который делает американский продукт для американцев.

3. Если смотреть на рынки не через призму стран и регионов, а через призму языка и культуры, то получается интересная история. Это все очень похоже на переход от соц-демографических исследований к исследованиям через jobs to be done («работы», на которые нанимаются продукты совершенно разными людьми).

Технологические экспаты, говорящие на русском языке — это огромный и любопытный рынок, не относящийся ни к одной стране.

Русскоязычные предприниматели с широкоформатным высшим образованием, как правило, прикольней специализированных англоязычных.

Би- и трилингва клиенты, как правило, невероятно интересные люди. Их дети будут еще интереснее. Ну и т.п.

Может быть, смотря на рынки через такую призму, будет чуть ниже доступ к аудитории и средний чек, но и не хочется использовать только одну метрику, когда строишь свою пэшен-историю.

Поэтому в продуктах пока только русский язык, а в коучинге оба (англ и русский). Если дальше будет запрос на английский, создадим органический переход из нашего менталитета в другой, более западный и англоговорящий.