2 min read

Медитация и части

Вы когда нибудь медитировали, чтобы успокоиться, но вместо этого появлялось какое-то продолжительное непростое тревожное ощущение?

Один из способов описать, почему такой эффект от медитаций наступает — это теория внутренних субличностей (или частей), к которой я часто обращаюсь.

Одни части защищают другие части — те, что содержат сильный эмоциональный заряд: страх, гнев, стыд и т.п.

Согласно такому взгляду, медитация позволяет направить внимание на первый слой, на защищающе части. Из-за этого на поверхность проще выйти запрятанным «теневым» частям. И мы порой совершенно не готовы к ним.

Тогда происходит то, что называют тревожным послевкусием или даже «темной ночью души».

В 2014-2016 гг я оч много медитировал на базе книги «The Presence Process», и до сих пор ее горячо рекомендую: там столько прожитой мудрости, что одно чтение создает поток заземления, не говоря уже о практике. Но практику я забросил, как раз когда столкнулся с феноменом выше.

Спустя время нашлись ключи к тому, чтобы проработать остальные состояния: преимущественно, через гармонизацию частей.

Я сменил своего терапевта и коуч-супервизора на тех, кто умеет заходить в глубокие разговоры с субличностями и системным подходом. Их немного, но с каждым годом их количество растёт.

Это поменяло моё отношение и к себе (точнее, к внутренней системе или внутренней семье), и к внешним «семьям» — будь то родственники, коллеги или сообщество. Кажется, я все меньше пытаюсь замещать внешними людьми что-то внутреннее.

Один из неочевидных выводов: Адлер, похоже, был прав, и быть собой означает смелость не нравиться другим. Этой энергии принимать и создавать «равные через разное» стало точно больше.

Пример: раньше мне казалось важным быть частью чего-то (be-longing), или как пишет Окси, «я так хотел принадлежать к чему-то большему, чем я». А сейчас осталось be, а longing исчез. И это скорее похоже на желание просто быть с теми, с кем вайбишь, но не более того.

Другой неочевидный вывод: я все больше тусуюсь сам с собой. Как Данила Багров, «я узнал что у меня есть огромная семья», и с ней прикольно проводить время. Кстати, с собственной семьей (родителями) проводить время тоже стало оч классно.

И третий неочевидный вывод: сдается мне, «вертикальные логики действий» это тоже субличности. И они раскрываются постепенно, чем больше чувствуешь «самости». Иногда они ненадолго в твоем доме, но порой задерживаются. Я начал замечать вокруг людей, к которым такие логики часто «захаживают». Они по-своему необычны, но если они в крутом контакте с собой, то могут объяснить логически даже самую нетривиальную дичь. Для наблюдателя сложность только в том, что у таких частей, бывает, нет задачи быть понятыми, а с принятием у них и так все супер.

Вывод такой: медитации медитациями, но хорошо бы помнить, что они не про успокоенность, а про наблюдение и раскрытие. В частности, раскрытие всего того непростого, что не дает соединится с собой в полной мере. И когда оно раскрывается, важно иметь инструменты, как с этим быть: будь то концентрированное внимание, работа с частями, специалист вроде коуча или психолога или что-то/кто-то ещё.

А еще помнить end goal: для меня это чаще «просто быть», делая то, что нравится, с теми, кто нравится. Все остальное — приятные бонусы, за которые я благодарен судьбе.